Критически важный для импорта в Украину дизтоплива трубопровод снова меняет владельца. Несмотря на то, что наша страна обладает самой плотной в Европе сетью «труб», только одна магистраль постоянно оказывается в центре многочисленных конфликтов. Речь идет о международном нефтепродуктопроводе Мозырь-Мукачево, по которому в прошлом году в Украину поставили порядка 40% всего дизтоплива, остальная часть импорта менее концентрирована и проходила через многочисленные порты и железные дороги.

Медведев назвал три условия для сохранения транзита газа через Украину

Украинские законы не допускают передачу магистральных трубопроводов в частную собственность, а особенно - земли под ними. Но этот украинский трубопровод давно находится в частных руках и уже четырежды менял владельца – в 1995-м, 2001-м, 2004-м и 2015-м годах. То есть в периоды, когда история Украины погружалась в глубокие политические катаклизмы.

Катаклизмы новой волны

С начала этого года, трубопровод опять начал менять владельцев и операторов. Накануне Нового года, от эксклюзивных прав оператора железнодорожных отгрузок из трубопровода отказался партнер «Роснефти» и владелец активов компании «Роснефть Украина» израильтянин Нисан Моисеев. Его компании Proton Energy и Glusco передали большую часть своих полномочий и обязательств давнему партнеру – группе компаний Wexler Group и «Оптимусойл», которыми руководит украинец Петр Бевз.

Отказ Моисеева от операционного контроля снизил растущие политические риски бизнеса с трубопроводным импортом дизтоплива в Украину. Почву последним обеспечили активно курсирующие в украинской прессе слухи, что к этому бизнесу каким-то образом причастен Виктор Медведчук. Кроме этого подозрения, Glusco как владелец украинского прифронтового Лисичанского НПЗ, имеет определенные обязательства перед рядом влиятельных российских нефтяных воротил.

Среди таких, например, глава «Роснефти» Игорь Сечин и бывший вице-президент этой компании Эдуард Худайнатов – крупный акционер компаний «Шелл Украина» и «Альянс Петролеум». Связь со всеми этими фамилиями мешала импортному бизнесу. С передачей части операционных полномочий группы компаний Glusco к группе Wexler, эти и другие политические риски были сняты.

В начале весны, после смены оператора отгрузок с трубопровода, настало время сменить собственника и самой «трубы». В первых числах марта к украинским властям за разрешением выкупить активы продуктопровода Мозырь-Мукачево обратился крупнейший частный нефтетрейдер Белоруссии «Нефтебитумный Завод» компании «Интерсервис». Белорусские СМИ совершенно уверены, что ее владельцы – Александр Шакутин и Николай Воробей – являются приближенными лицами президента Александра Лукашенко. Белорусский битумный завод в конце 2018 года наряду с украинскими и грузинскими угольными магнатами безуспешно пытался взять участие в розыгрыше прав приватизации «Центрэнерго» – крупнейшего в Украине производителя тепловой электроэнергии.

США готовятся ввести санкции против «Северного потока-2»

Украинская пресса предполагала, что неожиданное появление белорусов среди претендентов на украинские ТЭС на деле было попыткой Лукашенко помочь каким-то партнерам в Киеве. И принять участие в управлении капиталами неназванных украинских политиков. И хотя подтверждения этим гипотезам до сих пор нет, осложнения в процедуре смене собственника трубопровода Мозырь-Мукачево все же возникли. Поскольку, по данным источников UBR.ua, намеченное для одобрения нефтепродуктопровода заседание АМКУ было отложено на будущее.

Как уходил собственник №1

Первая смена собственника ключевого для импорта дизтоплива трубопровода, а заодно – и многочисленных нефтебаз по пути его следования, случилась еще на заре становления украинской независимости. В 1994 году Леонид Кучма по каким-то глубоко внутренним соображениям распустил трубопроводные подразделения украинских Инженерных войск и вывел Мозырь-Мукачево из-под ведения Минобороны.

А премьер-министр Евгений Марчук по распоряжению Президента в 1995 году подписал межправительственный договор о передаче трубопровода в собственность российской компании «Транснефтепродукт».

Трубопровод Мозырь-Мукачево соединяет с Венгрией крупнейший Мозырский НПЗ Белоруссии, и является единственным трубопроводной экспортной артерией двух украинских НПЗ: НПК «Галичина» в Дрогобыче и «Нефтехимик Прикарпатья» в Надворной. Логика действий тогдашних украинских политиков кое-как подкреплялась реалиями экономики. Киевские чиновники были твердо убеждены, что никто кроме компаний РФ не имеет права снабжать эти НПЗ сырьем, и никто не уполномочен ими вывозить готовую продукцию. Соответственно трубопровод должен либо принадлежать этим компаниям, либо будет навечно ими же остановлен.

Ненужная труба: ГТС Украины вместо аренды уже просто бронируют

Шантаж в стиле «труба заржавеет», и передача магистрального трубопровода в частные российские руки, и теневая приватизация десятков нефтебаз украинской армии, – привели Украину в середине 90-х годов к изрядным политическим катаклизмам. Ведь, как и сейчас, тогда речь шла о выгодной логистике более чем трети всего импорта нефтепродуктов в нашу страну: ввозить дизтопливо и нефтяные дистилляты по трубопроводу намного дешевле, чем через порты или по железной дороге.

Собственник №2 и первый демарш Лукашенко

В начале 2000-х история повторилась. В этот период, новый украинский нефтепровод Одесса-Броды создал возможность альтернативного российскому снабжения трех НПЗ Белоруссии и Западной Украины нефтяным сырьем из порта Южный. Соответственно, открылась перспектива многополярной загрузки Мозырь-Мукачево готовой продукцией с этих заводов.

Понимая перспективу независимого от РФ сбыта топлива, Александр Лукашенко в 2001 году объявил белорусский участок нефтепродуктопровода собственностью Республики Беларусь. Такой шаг Лукашенко напугал Москву. До того сильно, что в 2002 году, несмотря на тогдашние обильные российские заигрывания с ЕС и НАТО, власти РФ решили восстановить ранее ликвидированные Трубопроводные войска СССР.

Большой газовый дерибан. Кому достанется украинская труба после выборов

Менеджеры российского «Газпрома» и «Транснефтепродукта» в те годы получили офицерские звания военнослужащих резерва этих войск. И в 2002-2003 годы, не заручившись согласием Лукашенко, Москва по факту уведомила Минск о проведении военных учений на территории Белоруссии. Маневры состоялись по периметру прохождения белорусского участка продуктопровода Мозырь-Мукачево. Лукашенко намек понял и уступил. В итоге белорусский участок «золотой трубы» украинского импорта дизтоплива вернулся в собственность российских компаний.

А вот с украинским участком все обстояло несколько хуже – в ходе разборок между Минском и Москвой, переданный по договору Кучмы-Марчука российскому «Транснефтепродукту» украинский магистральный продуктопровод «ПрикарпатТранснефтепродукт» взял и поменял собственника. Им стала новая дочерняя компания «ЮгоЗападТранс» с размытой структурой активов. В Киеве многие сделали вид, что перемены не заметили. И отнюдь не по совпадению в этот период украинскую столицу потрясли очередные политические катаклизмы. Кому-то они более известны как «кассетный скандал», кому-то как движение «Украина без Кучмы».

Собственник №3 и нефть Азербайджана

Следующая перемена прав собственности украинского продуктопровода Мозырь-Мукачево происходила в 2004-2005 годах. Тогда новое украинское госпредприятие «Укртранснефтепродукт» отстояло в судах незаконность нахождения украинского магистрального трубопровода в частных иностранных руках. Украинское Минтопэнерго отобрало у российского «Транснефтепродукта» права на Мозырь-Мукачево, и начало проработку несложной схемы нефтяной торговли. По этой схеме, сырая нефть из порта Южный должна была поступать в Белоруссию по одной из двух ниток нефтепровода «Дружба», а Белоруссия намеревалась отгружать обратно в Украину готовую продукцию по продуктопроводу Мозырь-Мукачево.

Теоретически нефть из порта Южный в белорусский Мозырь возить ближе, чем поставлять из Сибири. Но противостояние между разными ветвями украинской власти лишало подобные схемы торговли необходимых тарифных преференций. В 2010-2011-е годы эти противоречия в Киеве ненадолго стихли. В этот период Азербайджану удалось продать Белоруссии через Украину около 1,4 млн тонн сырой трубопроводной нефти, используя порт Южный.

Конфликт вокруг Венесуэлы обернется подорожанием топлива в Украине

Единственным эффективным путем вывоза готовых нефтепродуктов из был принадлежащий россиянам украинский продуктопровод, но как раз в это время он снова начал менять владельца. До сих пор формально независимый российский «Транснефтепродукт» стал прямой собственностью компании «Транснефть» Николая Токарева. В этот период состоялась концентрация в отдельную юридическую структуру всех веток российских продуктопроводов, известных как «Самара – Западное Направление». Это нитка между белорусским Мозырским НПЗ и российским Рязанским НПЗ, а также ветки продуктопроводов, которые идут к границам Сумской и Харьковской областей.

Путь к собственнику №4

Очередная смена собственника некогда независимого российского «Транснефтепродукта» создала к 2014-2015 годам для Украины формальный повод возобновить судебные споры за возврат продуктопровода Мозырь-Мукачево в государственную собственность. Ненадолго это даже удалось. Неформальными опекунами судебных тяжб государства за трубопровод в те годы считались Сергей Пашинский и владелец житомирской нефтекомпании «Фактор» Сергей Тищенко – самый крупный ж/д терминал трубопровода находится на их территории, в Новоград-Волынском Житомирской области. Однако кураторы явно не смогли достичь цели окончательно. Пока государство Украина неспешно проходило все судебные инстанции, «Транснефть» не сидела сложа руки. С конца 2015 года, этот владелец начал многоступенчатую продажу нефтепродуктопровода «ПрикарпатЗападТранс» новому собственникам из ЕС.

Вначале роль последней играла компания из Венгрии. Затем венгро-украинские инвесторы продали права на украинский трубопровод швейцарской компании International Trading Partners AG, принадлежащей гражданину Германии Анатолию Шеферу. Очередная перепродажа главной украинской «дизельной трубы» делалась с ориентиром на то, чтобы украинским властям уже не приходилось отстаивать свои права с учетом законов РФ, а в несколько худшей обстановке: уже по законодательству Европейского Союза.

Стратегия российского контроля

Если учитывать непродолжительную историю трубопровода в период с 2005 по 2011 год, нынешняя попытка Белоруссии поменять собственника трубопровода Мозырь-Мукачево может выглядеть для белорусского экспорта в Украину вполне радужно. Белоруссия с конца 2018 года погрузилась в очередной глубокий кризис нефтяных и таможенных взаиморасчетов с РФ. Александр Лукашенко в подобных ситуациях предпочитает действовать решительно. И основой таких действий может стать выстраивание очередных схем торговли нефтепродуктами белорусских НПЗ с участием нефтетрейдеров РФ, Белоруссии и стран ЕС – в первую очередь Германии, а также Польши и Венгрии.

В Москве ради таких новых схем могут пойти на перемирие с Лукашенко. Мотивом для этого способны послужить жажда РФ разжечь политические противоречия между США и Германией, используя для этого растущие инвестиции «Роснефти» в принадлежащую ей германскую компанию Ruhr Oel GmbH (ROG), а также инвестиции группы «Альфа» в нефтекомпанию Wintershall DEA.

В России подсчитали убытки от строительства газопроводов в обход Украины 

Используя потенциал НПЗ Белоруссии, российский капитал сможет укрепить свои позиции на рынке Германии, чтобы перенаправить активность своих инвестиций в этой стране с внутреннего рынка на рынки других стран ЕС. Грубо говоря, чем больше нефтепродуктов с НПЗ Белоруссии выйдет на рынок Германии и Польши, тем больше нефтепродуктов для других стран ЕС смогут продавать российские нефтеперерабатывающие заводы в Германии.

По такой стратегии, увеличение доли Белоруссии на рынке Украины может выглядеть как бонус Москвы для Минска. Неплохо это и для украинского рынка: новый нефтяной альянс между РФ и Белоруссией может привести к устойчивому росту поставок по продуктопроводу Мозырь-Мукачево. Очень вероятно, что нынешняя попытка смены его владельцев исходит именно от таких простых перспектив. Хотя нельзя исключать, что очередные перипетии с правом собственности на крупнейший в Украине частный магистральный нефтепродуктопровод отражает и более сложные процессы. Например, такие, как попытки российских компаний ограничить растущую активность нефтяных и энергетических компаний КНР в странах Восточной Европы, прежде всего, в Румынии и той же Белоруссии.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: мукачево трубопровод магистральный трубопровод конфликт нпз лисичанский нпз роснефть дизель дизельное топливо импорт украина
Источник: Украинский Бизнес Ресурс Просмотров: 1821
Загрузка...
Загрузка...