Пятый год реформирования правоохранительной системы, а бизнес, как и раньше заявляет о нападках со стороны управляющих органов и силовиков. О том, какие надежды на работу ГБР возлагают предприниматели и почему все остальные нововведения в работе правоохранителей не принесли позитивных результатов, рассказал практикующий адвокат, управляющий партнер АО «Prove Group» Юрий Захарченко, за плечами у которого ряд успешных кейсов в борьбе с рейдерством и давлением правоохранительных структур.

Юрий, как вы оцениваете успехи в реформировании правоохранительной системы?

Запрос на реформирование правоохранительной и судебной системы сформирован уже давно. И адвокатское сообщество, и представители бизнеса хотят перемен в стране, чтобы Закон в Украине и защита права собственности не была пустым звуком, а имела реальные механизмы. Органы власти, а особенно – правоохранительные органы, должны быть ограждены от возможности прямо влиять и вмешиваться в плановую хозяйственную деятельность. Бизнес в Украине должен быть в безопасности, а не под ежедневной угрозой обысков, допросов, выемки документов и арестов. Но пока заявленное «реформирование» не принесло ощутимых результатов.

В Минюсте придумали, как остановить рейдеров – забывчивым регистраторам напомнят о судах

Почему даже при поддержке международных европейских организаций, реформы пробуксовывают?

Знаете, как говорят: в нашей стране борьба с коррупцией напоминает ситуацию, когда здорового человека помещают в палату к больным туберкулезом и ждут, когда он их вылечит силой убеждения. Идея, что начинать реформы нужно с борьбы с коррупцией – абсолютно правильная и своевременная. Идея создания отдельного органа для борьбы с коррупцией, в нашем случае это НАБУ, – также абсолютно правильная. Но и с кадрами должно быть все хорошо. В свое время туда набирали классных специалистов с безупречной репутацией, раздавали им массу авансов, возлагали большие надежды. И даже были определенные успехи.

Но сейчас каких-то супер-результатов от НАБУ не слышно. Или дело в заминке с запуском Антикоррупционного суда?

Тут необходимо проанализировать все преграды, с которыми столкнулись в НАБУ. Первое, это процессуальное руководство САП. Ведь как бы ни был крут детектив НАБУ, все равно он без прокурора САП никуда не сдвинется. И вот этот конфликт между Холодницким и Сытником, даже не межличностный, а целых двух структур. В результате одни подогревают других в диверсиях и покрывании коррупционеров. А кто прав, кто виноват, - уже, наверное, только история определит.

Нотариусы грозят мощной забастовкой в ответ на антирейдерский закон Минюста

Но на сегодняшний день каких-либо значимых успехов действительно нет. Приговоров коррупционерам тоже. А приговоры выносит суд. И на данный момент Антикоррупционный суд еще не создан. Например, дело Труханова сейчас передали в Малиновский суд города Одесса. А там дело слушается с уникальной регулярностью и завидной интенсивностью, поскольку господин Труханов очень хочет получить приговор еще до начала работы Антикоррупционного суда. Но если бы это было заурядное дело в обыкновенном районном суде города Киева, Оболонском или Деснянском, например, то заседания проходили бы не чаще раза в месяц. Посмотрите, сколько времени нужно суду только для оглашения обвинительного акта по делу Романа Насирова. Поэтому перед НАБУ так и остаются нерешенными вопросы кадров, вопрос независимости Бюро, вопрос взаимодействия с другими государственными органами, такими как прокуратура и суд. Это все необходимо было обеспечить. Вот и выходит, что здравая идея по созданию этого органа разбилась о зависимость от САП, судов, давление политических сил.

А как оцениваете старт работы Госбюро расследований?

На Государственное бюро расследований, как один из новосозданных органов, также возлагались большие надежды. Это орган с колоссальными возможностями. И если посмотреть на положения закона, то очень важно акцентировать внимание, относительно кого именно имеют право расследовать уголовные дела: это – президент Украины, премьер-министр, члены Кабинета министров, также их заместители, члены Нацсовета по вопросам теле- и радиовещания и другие высшие должностные лица категории «А».

Кроме того, речь также и о сотрудниках правоохранительных органов, судьях. То есть ГБР – это правоохранительный орган, который наделен функциями следствия относительно первых лиц государства, поэтому на него возлагаются большие надежды по наведению порядка в стране, по обеспечению законности. Отдельно следует ответить на вопрос, оправдали ли они и могут ли оправдать авансы доверия. Поскольку начало работы ГБР – это было одно из требований наших международных партнеров.

Рейдеры оспаривают в судах решения антирейдерской комиссии

При его создании много историй относительно назначения главы ГБР и его заместителей. Тем не менее, бюро начало свою работу. Уже есть определенные результаты и публикации в СМИ о задержании тех или иных представителей власти уже мелькают. Однако о полноценной системной работе, которая свидетельствовала бы о профессионализме и высокоэффективности данного органа, говорить еще рано.

Сталкивались ли вы в своей адвокатской практике с Госбюро расследований?

Да, но на данный момент у нас нет каких-либо очевидных результатов. Недавно мы обратились в ГБР с заявлением в интересах одного из наших клиентов. Суть заявления в том, что сотрудниками главной военной прокуратуры, Генеральной прокуратуры Украины совершены совместно с судьями ряд противоправных действий, направленных на завладение имущества, которое оценивается в сотни миллионов гривен. Речь идет о 1000 вагонов, которые арестовала военная прокуратура еще летом 2017 года.

Но ведь это имущество было арестовано уже более года назад. Почему Вы решили действовать только сейчас? Ждали запуска ГБР?

Нет, дело не в Госбюро расследований, а в круговой поруке не всегда законных действий всей цепочки правоохранительной системы. За это время мы смогли провести ряд важных непубличных юридических мероприятий, собрать информацию о должностных преступлениях, задокументировать доказательства относительно неправомерной деятельности лиц, которые злоупотребляют должностным положением ради общей незаконной выгоды. Я уверен, что это будет показательное дело, где сработала целая организованная группа – от следователя, который неправомерно накладывал арест на имущество, потом незаконно через суд это имущество передавал в такое же незаконное управление государственному ведомству – филиалу Укрзализныцы.

ТОП мошеннических схем при операциях с недвижимостью

Наш клиент, компания «Юнисон Груп», уже сталкивался с рейдерством. Речь о захвате и возвращении в законную собственность сельско-хозяйственного комплекса «Чумаки». Тогда мы смогли добиться от Минюста исполнения решения Высшего административного суда и отменить записи в госреестре юрлиц о внесении изменений в состав собственников предприятия. Этот успешный кейс вселяет нам уверенность и в возврате другого имущества компании «Юнисон Груп». Разница лишь в том, что за последние несколько лет рейдеры эволюционировали. И бывшие «рейдеры с большой дороги» сейчас надели мантии и погоны, прикрылись патриотическими мыслями и идеями и продолжают заниматься беззаконием. Но рано или поздно, закон все равно победит.

Почему вы думаете, что именно ГБР сможет расследовать это дело?

Мы уверены, что Госбюро уделит данному уголовному производству должное внимание, поскольку это их обязал сделать суд. Именно суд уже прислушался к нашим аргументам, посчитав, обращение обоснованным и достаточным для проведения досудебного расследования.

Так почему вы считаете действия прокуратуры неправомерными?

Давайте по порядку. Надо понимать, что вагоны, о которых мы говорим, были арестованы и признаны вещественным доказательством. Согласно закону, эти вещественные доказательства должны находиться у стороны уголовного производства на хранении и в состоянии, пригодном для использования их в уголовном производстве. При этом сотрудники прокуратуры в лице следователя Виталия Опанасенко и его руководителя прокурора Ольги Миргородской, вопреки действующему законодательству, решили этим имуществом управлять и обратились в «Укрзализныцю» с запросом на передачу вагонов им.

Хотя, еще раз подчеркну, такие действия не регламентированы ни одним законом или нормативным актом. Дальше для того, чтоб подстраховать руководство Укрзализныци, прокуроры продавили судебное решение, которым было безосновательно и противоправно передано имущество «Юнисон Груп» в управление филиалу «Укрзализныця» - «Рефрижераторной вагонной компании» на время действия ареста.

От повышения тарифов Укрзализныци страдает украинский экспорт

Что мы имеем в результате? Беспринципное невыполнение основных норм закона со стороны военной прокуратуры, злоупотребление служебным положением, давление на суды и получение незаконной выгоды от эксплуатации имущества нашего клиента, которая противоправно и бесконтрольно разворовывается сотрудниками правоохранительных органов и «Укрзализныци».

Именно все эти обстоятельства и должны расследовать в ГБР и дать этому должную независимую оценку. Если, конечно, работники Госбюро не увязнут в неуставных связях с недобропорядочными прокурорами ГПУ. Ведь и в ГБР работают тоже люди далеко не новые в рядах правоохранительной системы. Это очень хорошо знакомые адвокатам, судьям люди, которые давно работали на разных должностях кто в СБУ, кто в ГПУ.

То есть о какой-либо независимости ГБР и НАБУ от прокуратуры говорить не приходится?

Нет. Все следователи новосозданных органов все равно имеют своих процессуальных руководителей в ГПУ. Что касается ГБР, якобы в ГПУ создали отдельное подразделение для осуществления процессуального руководства следствием этого ведомства. Но по ряду уголовных производств ГБР мы видим, что процессуальное руководство поручено сотрудникам военной прокуратуры. Почему? И таких уголовных производств довольно много. И тут же просто напрашивается параллель с громким, расследованием военной прокуратуры по делу экс-налоговиков. Ведь именно военная прокуратура, вопреки нормам закона и даже здравой логики, расследует экономическое преступление. Но и это еще не самое интересное в работе военной прокуратуры.

Укрзализныця повышает тарифы, чтобы починить стрелки

Есть еще одно уникальное явление, когда в рамках одного и того же уголовного производства следователи сначала осуществляют расследования. А когда прокуратура утратила функции следствия, все они трансформировались в прокуроров, порождая внутренний конфликт. Поскольку сначала в статусе следователей они осуществляли расследования, а потом сами же, но уже в статусе прокуроров, осуществляли контроль над собственной работой, совершенной ранее. Где еще, в какой цивилизованной, тем более европейской стране это имеет место быть? Вот такой уникальный случай для украинского правосудия.

Выступая на последнем международном экономическом форуме в Давосе, Петр Порошенко приглашал иностранных инвесторов в Украину. Как обстоят дела с защитой прав иностранного бизнеса в Украине? Работает ли иначе правоохранительная система с собственниками иностранного бизнеса?

Тут важно отметить, что если украинский бизнес ждет больших изменений к лучшему после выборов в Украине, то иностранные инвесторы не мыслят столь краткосрочными периодами, как выборы. А за полгода качественных изменений – не провести. Но еще раз подчеркиваю, что в позитивные изменения я верю. Запрос на них настолько велик, что у системы уже нет возможности сопротивляться.

Хотите первыми получать важную и полезную информацию о ДЕНЬГАХ и БИЗНЕСЕ? Подписывайтесь на наши аккаунты в мессенджерах и соцсетях: Telegram, Twitter, YouTube, Facebook, Instagram.

Теги: рейдеры госбюро расследований правоохранители реформа атаки бизнес суды
Просмотров: 2759
Загрузка...
Загрузка...